Погром Манежа. Арест соратницы Энтео

Погром Манежа. Арест соратницы Энтео Людмила Есипенко. Фото: Авит Биджамов / «ВКонтакте»
Симоновский районный суд Москвы поместил под домашний арест православную активистку Людмилу Есипенко, задержанную накануне по делу о погроме в Манеже 14 августа 2015 года. Дело расследуется по статье 243 УК (уничтожение или повреждение культурных ценностей).

Активисты православного движения «Божья воля», в том числе его лидер Дмитрий Цорионов (Энтео), 14 августа 2015 года устроили погром на выставке скульптур 1960-1970-х годов в Манеже. По словам активистов, экспонаты нарушали закон о «чувствах верующих». В частности, тогда были повреждены четыре работы скульптора Вадима Сидура.

Спустя две недели православные активисты вновь напали на выставку и повредили в этот раз еще одну работу Сидура. «Сегодня вечером на выставке ее посетители — мужчина и женщина, сначала спокойно обходившие экспозицию, вдруг резко сорвали одну из работ Вадима Сидура с криком, что сейчас погрому подвергнется вся выставка», — рассказала тогда пресс-секретаря музейно-выставочного объединения «Манеж» Алена Карнеева.

После инцидентов несколько православных активистов, среди которых и Дмитрий Энтео, были признаны виновными в мелком хулиганстве (20.1 КоАП) и арестованы на несколько суток. Суды по административным делам о событиях 14 августа прошли только в середине сентября.

В том же месяце полиция Москвы возбудила уголовное дело по статье 243 УК — уничтожение или повреждение культурных ценностей. 29 сентября московский главк сообщил о допросе одной из участниц погрома в качестве подозреваемой. Имя допрошенной не называлось. 16 марта, стало известно о задержании Людмилы Есипенко. Ее адвокат Оксана Михалкина отрицает, что задержанная была активисткой «Божьей воли»: «Просто верующий человек, которая пришла на выставку, и ее возмутило увиденное там».

Есипенко предъявили обвинения по части 1 статьи 243 УК. Сама Есипенко не признает вину и отказывается давать показания.

Начало суда откладывается, Людмилу Есипенко еще не привезли. Накануне ее товарищи анонсировали пикеты в поддержку православной активистки, которые должны пройти возле администрации президента.

Ее адвокат Оксана Михалкина утверждает, что полицейские потеряли 30 заявлений от граждан, которые просили привлечь к ответственности за экстремизм организаторов выставки в Манеже.
Как сообщили в канцелярии суда, заседание суда начнется не раньше пяти часов вечера.
Пока Есипенко ждет начала суда по мере пресечения, трое ее соратников во главе с Дмитрием Цорионовым (Энтео) пикетируют администрацию президента России.

Поддержать православную активистку пришло достаточно много соратников. В толпе видны несколько человек с символикой движения «Сорок сороков», известного своим агрессивным участием в противостоянии вокруг строительства храма в парке Торфянка на севере Москвы.

Активисты шутят, что заседание, вероятно, начнется в 6 часов 6 минут 6 секунд, поскольку это «их» любимое число.

Полицейские в бронежилетах выстроились перед залом суда и сурово смотрят на активистов.

— Нам подвинуться, товарищ полковник? — заискивающе спрашивает молодой человек в кофте с логотипом «Сорока сороков».

— Тебя что-то беспокоит? — не слишком дружелюбно отвечает полицейский с погонами младшего лейтенанта.

К активистам подходит молодой человек в рясе, он представился чтецом Александром Ситало. Чтец — это младший церковный чин, поясняет он. Поступок Есипенко Ситало одобряет, по его словам, процесс покажет отношение государства к православию.

В зал суда сначала пустили только прессу, многие активисты остались снаружи. Они протестуют и скандируют: «Христос воскресе! Воистину воскресе!».

Полицию представляет начальник одного из отделов дознания ГУ МВД по Москве Дмитрий Осипов — молодой человек в синем костюме. Видно, что он доволен вниманием прессы к процессу.

В коридоре активисты рассказывали корреспонденту «Медиазоны», будто бы во время допроса Есипенко этот дознаватель якобы достал табельное оружие со словами «у меня нервы уже сдают». Все происходящее в группе поддержки Есипенко называют «репрессиями православных».

Людмилу Есипенко завели в стеклянный «аквариум» в зале суда, на ней платье в полоску и черная вязаная шапочка. Она спокойно общается с адвокатом.

«Позор! Девчонка что, уголовница?» — возмущается женщина из группы поддержки.

Есипенко называет свои анкетные данные. Родилась в 1986 году, у нее высшее юридическое образование, не замужем, детей нет — «кроме крестных», родилась в Подмосковье, не работает.

Заседание ведет судья Светлана Туманина.

«Дознаватель Осипов является лицом, заинтересованным в исходе этого уголовного дела. Он совершил превышение должностных полномочий», — обращается к ней адвокат Чепурная, второй защитник Есипенко.

По ее словам, Есипенко уже написала на дознавателя заявление по статье 286 УК (превышение должностных полномочий). Она обвиняет его в применении насилия 2 декабря 2015 года, когда дознаватель потребовал поехать с ним на психиатрическую экспертизу и, по словам защитника, затащил Есипенко в машину на глазах адвоката. Есипенко сняла побои в травмпункте, как утверждает адвокат, врачи зафиксировали кровоподтек правого плеча.

«До настоящего времени, несмотря на все наши заявления, ни разу ни одна правоохранительная инстанция не отреагировала, — говорит адвокат. — Поэтому просим суд удовлетворить наш отвод дознавателю и представителю прокуратуры».

До настоящего времени Есипенко находилась под подпиской о невыезде.

Адвокат говорит также о возможном давлении потерпевшей стороны, которой, по ее словам, «признано правительство Москвы». Она передает судье пачку документов, но часть просит вернуть: «Нам не хватает уже ни сил, ни бумаги!»

Дознаватель не против приобщения документов.

Адвокат Оксана Михалкина обвиняет дознавателя в сознательной предвзятости к Есипенко «как к православной христианке». «Иначе никак невозможно объяснить фальсификацию материалов дела, — полагает Михалкина. — Например, рапорт о задержании Есипенко и меня, адвоката Михалкиной, которые были вызваны заранее и пришли по согласованию с Осиповым».

Она добавляет, что защита рассматривает ходатайство дознавателя о домашнем аресте как попытку ограничить возможность посещения храма глубоко верующей Есипенко.

Есипенко поддерживает ходатайство об отводе дознавателя и прокурора.

«Буду краток. Заинтересованности не имею, в родственных отношениях с подсудимой не состою. Ранее заявленные отводы в мой адрес были отклонены», — возражает Осипов.

Представитель прокуратуры также возражает против отвода.

Активисты пытаются передать в аквариум Есипенко деревянный нательный крест, по словам Дмитрия Цорионова, с его соратницы во время задержания насильно сняли принадлежащий ей крест. Приставы не позволяют. Цорионов кричит: «Это нарушение религиозных свобод!».

Судья удаляется в совещательную комнату.

Юноша в кофте «Сорока сороков» беседует с дознавателем:

— Девушке заламывать руки это вообще по-мужски, или как?

— Молодой человек, давайте за пределами суда.

— Обязательно поговорите, он чемпион мира по боксу, — влезает в разговор Энтео-Цорионов.

Он объясняет корреспонденту «Медиазоны», что молодой человек — это Андрей Носов, член патриаршей комиссии по спорту. В зале смеются.

— Отстаньте от мальчишки, он выполняет указания, — заступается за дознавателя женщина-активистка.

Пока судья размышляет, за Есипенко пришел конвой, на нее надевают наручники и выводят из «аквариума». «Это что такое!» возмущается Энтео.

Адвокат Михалкина поясняет, что ее повели в туалет.

Адвокат Оксана Михалкина вспоминает, что сегодня «исторический день» 11 лет со дня покушения на Анатолия Чубайса, в котором обвинили полковника Владимира Квачкова, одного из клиентов Михалкиной.

Она обсуждает со сторонниками Есипенко вопрос передачи задержанной нательного креста.

Вы что, даже по распоряжению судьи не разрешите передать ей крест? интересуется адвокат у конвоира.

Нет.

Для нас крест это очень важно.

Понимаю, но ничего не могу поделать.

Судья зачитывает свое решение по ходатайству об отводе дознавателя.

Оснований для отвода дознавателя Осипова и прокурора Айбазова нет, постановляет она.

Защита сразу же снова заявляет отвод дознавателю и прокурору. «Находясь на выставке в Манеже, Есипенко приняла меры для прекращения экстремистского преступления, разжигающего ненависть между христианским и светским обществом», — говорит адвокат Ирина Чепурная.

По ее словам, Есипенко там вызвала полицию, но те не приняли никаких мер, а, напротив, задержали ее саму, составив административный протокол. Всего православная активистка написала в полицию 17 заявлений, начиная с 14 августа, но не получила ни одного ответа; адвокат перечисляет инстанции и должностных лиц, которым направлялись жалобы. Лишь на некоторые из них пришли отписки о том, что следует обращаться в другие органы или подразделения либо сообщалось о пересылки заявления, отмечает Чепурная.

«Можно утонуть в этих заявлениях, которые приходится писать православным, чтобы защитить свои права от оскорбления чувств верующих», — говорит она.

Защитник зачитывает заявления, в одном из них Есипенко называет организаторов выставки в Манеже «антихристианскими расистами». Их активистка требовала взять под стражу.

Адвокат Ирина Чепурная уверена, что все бездействовавшие в связи с этим делом представители правоохранительных органов находятся в сговоре с некими заинтересованными лицами, возможно, из числа организаторов «оскорбительной для христиан всего мира выставки».

Адвокат закончила оглашение заявлений и рассказывает об угрозах, которые поступают ей от неизвестных из-за защиты Есипенко. Чепурная рассказывает, как полицейские сорвали с Есипенко крест во время задержания в здании полиции. «А нам православным нельзя без креста».

Свое ходатайство адвокат вместе с приложенными документами передает судье.

Слово взял дознаватель. Он обвиняет Чепурную в умышленном затягивании процесса и нарушении таким образом прав обвиняемой.

Судья удаляется рассматривать повторное ходатайство об отводе. Конвой уводит Есипенко.

Православные активисты смеются: «Мы можем здесь хоть до завтра ночевать».


Адвокат Михалкина говорит, что если заседание затянется до завтра, то до после 9:45 Есипенко должны отпустить. Она смеется и вспоминает, как адвокаты «куражились» в процессе над Квачковым.

В перерыве одна из активисток о чем-то беседует с дознавателем. В ходе беседы он неожиданно расстегивает рубашку и демонстрирует собственный нательный крест.

Между ними идет настолько оживленная беседа, что дознаватель присел в пустующее кресло помощника судьи.
Судья Светлана Туманина вернулась в зал и зачитывает свое решение по ходатайству. В отводе дознавателя и прокурора она снова отказывает.

Защита заявляет отвод самой судье. Адвокат Михалкина полагает, что судья Туманина сознательно должным образом не исследовала представленные ей материалы.


«Так как оснований сомневаться в профессиональной компетенции федерального судьи у нас нет, полагаю, это сознательное желание ужесточить положение русской православной девочки», — уверена защитница.


Второй адвокат и подсудимая поддерживают ходатайство. Прокурор и дознаватель против.

«Ваша честь, не вижу оснований», — говорит прокурор уставшим голосом.

Судья удаляется в совещательную комнату. Адвокаты и активисты явно довольны тем, что заседание затягивается.

Женщина, беседовавшая с дознавателем, села на его опустевшее место, предварительно перекрестив стул. Она говорит, что узнала массу «андеграундной» информации, но главный ее вывод состоит в том, что «решение уже вынесено заранее, и девочка могла бы уже смириться с этим и сегодня спать дома, а не на Петровке».
Пока судья решает судьбу собственного отвода, жизнерадостная женщина из пролайф-движения рассказывает, как ее забанили в фейсбуке за пост о том, что революция 1917 года была организована на деньги еврейского капитала. Причем донос написал ее знакомый, уточняет женщина.

Она же утверждает, что протоиерей Всеволод Чаплин в переписке с ней якобы признался: «Милу (Людмилу Есипенко — МЗ) сдали с самого верха».

В суде присутствует депутат Бабушкинского района Марина Овчинникова, которая говорит, что лидер КПРФ Геннадий Зюганов уже написал депутатский запрос о коррупционной составляющей выставки в Манеже.

Мужчина из «Сорока сороков» достает рисунок художника Сидура, изображающий половой акт, и демонстриурет его прокурору и дознавателю: «Смотрите, кого вы защищаете».

Дознаватель отвечает, что не видит в рисунке ничего страшного, хоть и не станет показывать его детям.

Судья вышла из совещательной комнаты и зачитывает свое решение по ходатайству. Судья отказывает в отводе судьи.

Адвокат Михалкина просит занести в протокол заседания свои возражения на действия председательствующей.

Теперь прокурор предлагает продлить срок задержания Есипенко на 72 часа для представления в суд дополнительных материалов.


Михалкина возмущена: «72 часа предусмотрены для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Этот процесс превращается в пытку!»


Адвокат Чепурная тоже возмущена и снова заявляет отвод судье.


Защитников поддерживает сама Есипенко: «Нахождение в ИВС доставляет мне большие страдания. Я не могу спать, когда по стенам ползают тараканы. Я также не могу есть еду, которую дают в изоляторе и есть из посуды, которую там дают».

Судья удаляется решать вопрос о продлении задержания Есипенко на 72 часа.

Активисты возмущенно галдят на дознавателя: «Вам же судья дала указание! Все видели! Завтра вся страна узнает героя!»

Михалкина, между тем, извиняется перед журналистам за затянувшуюся стадию отводов, но обещает дознавателю Осипову «еще много процессуальных сюрпризов».
Громче всех возмущается депутат Бабушкинского района: «Вы перешли границы! Это я вам заявляю! Девчонки, потом ее так еще на два месяца закроют по неарестной статье. Ничего, сейчас пост девочка потерпит! За правое дело-то».

«Все крутые, все смеются, а девочка сядет на 72 часа», — обращается женщина из пролайф к разгоряченным соратникам.

«Не будет она 72 часа сидеть, я вам говорю. Завтра утром ее сюда доставят. Это же наши адвокатские приемы профессиональные», — разъясняет адвокат Михалкина.

Михалкина дает интервью по телефону: «Сейчас самая строгая неделя поста и так, в изоляторе у нее дополнительный стресс. Если её здоровье будет подорвано, ответственность целиком ляжет на следствие». Дознаватель Осипов улыбается. «Улыбайтесь, посмотрим ещё, кто будет смеяться потом», — обращается к нему полный мужчина из «Сорока сороков».

Михалкина с коллегой обсуждает казаков, которые выиграли тендер на охрану судов. «Лучше бы они границы нормально охраняли», — качает головой Чепурная.

Тем временем вернулись активисты, которых приставы выпустили в магазин за продуктами для соратников и обвиняемой. В руках у них пакеты из супермаркета с водой и булочками.

Есипенко все еще не привели в зал обратно. Адвокаты переходят к байкам о курьезах российского правосудия.

Людмилу Есипенко вернули в «аквариум». Дознаватель с прокурором заняли места. В зал заходит судья и очень быстро зачитывает решение.

«Суд считает необходимым прокурору в ходатайстве отказать», — говорит судья. В зале овации: «Ура! Справедливость наконец-то!»

Заседание продолжается. Есипова по предложению адвокатов снимает ходатайство о дополнительном ознакомлении с материалами дела.

Адвокат Михалкина ходатайствует о признании незаконными действий дознавателя, а именно задержание Есипенко, прошедшее, по мнению защиты, с грубейшими нарушениями. Дознаватель предложил адвокатам ознакомиться с постановлением о продлении сроков дознания. Те, в свою очередь, знакомятся.

Судья просит приставов открыть окно из-за духоты. Из окна с Восточной улицы со стороны стадиона «Торпедо» доносятся звуки, видимо, уличной драки, громкие крики и вопли. Они быстро стихают.

Дознаватель Осипов переходит к своему ходатайству, собственно, главному предмету сегодняшнего заседания. По его словам, сумма ущерба от действий активистов составила 192 тысяч рублей. Он также рассказывает, что перед задержанием Есипенко была объявлена в розыск, так как скрылась от дознания. Задержание Есипенко произошло в управлении организации дознания ГУ МВД по Москве, куда она явилась, узнав о своём розыске, объясняет дознаватель. Ранее она привлекалась к административной ответственности.

Дознаватель просит заключить обвиняемую под домашний арест на один месяц, до 16 апреля 2016 года, и ограничить ее в средствах связи, включая пользование интернетом. По его словам, это необходимо для ограничения общения Есипенко со свидетелями и другими фигурантами дела.

Судья оглашает материалы из дела. Без деталей, просто перечисляет название процессуальных документов.

Адвокаты еще раз обращают внимание, что рапорт о задержании составлен с грубыми нарушениями. Чепурная подробно рассказывает про каждую повестку, приходившую Есипенко. Говорит, что в дни, когда ее подзащитная не явилась по вызову дознавателя, у нее были проблемы со здоровьем. Прилагает медицинские справки.

Выступает сама Есипенко. Она обвиняет дознавателя в сознательном препятствии в посещении храма. «Какой храм вы посещаете?» — спрашивает активистку судья. Есипенко отвечает, что посещает храм Воскресенья Христова на Серпуховской. Активистка уверяет судью, что ей необходим интернет, чтобы узнавать время церковных служб и читать церковную литературу, покупать которую в печатном виде она не в состоянии.

Судья просит помощника включить кондиционер. Тем временем на скамейке для прессы журналисты почуяли явный запах спирта в помещении.

Адвокат Чепурная подробно рассказывает о том, что Есипенко послушно выполняла все законные просьбы следователя, а тот якобы обманным путем объявил ее в розыск и задержал прямо в своем кабинете. «Мы молим вас о милосердии. Во имя господа! — взывает она к судье. — Особенно обращаю ваше внимание на дискриминацию ее как православной, а сегодня враги православия — это враги нашей страны».

Чепурная передает слово Оксане Михалкиной.

Адвокат Михалкина обращает внимание на «абсурдный» аргумент дознавателя о том, что Есипенко привлекалась к административной ответственности. Речь идет как раз об административной ответственности за инцидент в Манеже, объясняет защитник. Она напоминает, что Конституция запрещает дважды привлекать к ответственности за одно и тоже деяние.

Отдельно Михалкина просит в случае, если суд все же примет «неправедное» решение, обеспечить Есипенко возможность посещать храм.

«Вы же сами собирались идти на обследование в стационар? А как же там ходить в храм?» — спрашивает судья.

«Так на территории Алексеевской больницы есть храм, и в тюрьмах у нас сейчас есть, даже для мусульман есть. Сейчас с этим все хорошо», — говорит Михалкина.

Дознаватель Осипов просит слово. Он разъясняет, что храм, который посещает Есипенко, находится возле его управления и обвиняемая может заходить туда по пути на следственные действия беспрепятственно.

Судья удаляется на решение. Слушателей просят выйти из зала до его оглашения.

В коридоре пенсионер рассказывает полицейскому про национальность Ленина и геноцид казаков. Переходит на козни евреев в целом и опасность толерантности. Полицейский смотрит довольно скептически на своих собеседников, но слушает спокойно.

«"Правда об Иване Грозном", Манякин написал, почитай», — говорит пенсионер. Уговаривают полицейского уже два пенсионера. Молодой чтец в рясе в это время ищет, у кого из соратников остаться на ночлег, потому как до дома доехать на общественном транспорте уже после решения он не успеет.

Соратница подсудимой просит корреспондента «Медиазоны» упомянуть о замешательстве дознавателя после вопросов защиты и судьи о том, почему он не упомянул в протоколе задержания Есипенко о присутствии Михалкиной. Пояснить, была ли Михалкина в его кабинете в этот момент, дознаватель действительно не мог, ограничившись утверждением о соблюдении им норм УПК.

В коридор заглянул сотрудник ЧОП «Казачья стража» Центрального казачьего войска в соответствующей форме. Многие активисты с удивлением узнали, что казаки теперь охраняют суды Москвы, но реакция, скорее, положительная.

Грузин Коба из группы поддержки Есипенко, увидев прокурора, просит «заканчивать уже». « Все вопросы туда», показывает он на совещательную комнату.

Где лучшие тусовки?0:06! Судья выносит решение по домаресту фигурантке дела погрома в Манеже

Опубликовано Денисом Балашовым 17 марта 2016 г.

В ожидании решения полицейские играют в игры на смартфонах, не включая звук, а чтец читает молитву с планшета. Судья не торопится. Публика подозревает ее в мести защите за ходатайства об отводах. С начала заседания об избрании меры пресечения прошло семь часов.

У полицейского спрашивают, какой рекорд в его практике по самому позднему решению суда. «До двух что ли», — зевает он.

Активисты держатся бодро, весело общаются на вечные темы. Из журналистов в суде также остаются корреспонденты РИА «Новости» и Lifenews.

Всех пригласили в зал. Судья оглашает решение, монотонно перечисляет аргументы сторон в мотивировочной части. Оснований для избрания иной меры пресечения кроме домашнего ареста суд не находит, однако считает возможным разрешить ей посещение храма по три часа в день. В зале суда неожиданно погас свет. Все собравшиеся засмеялись, в том числе судья.

Свет включили. Судья продолжает оглашать решение, сдерживая улыбку. Суд постановил поместить Есипенко под домашний арест до 30 апреля.

По словам пристава, Есипенко сразу после процессуальных формальностей сможет самостоятельно поехать домой. Активисты ждут ее, чтобы подвезти до дома.