Дело БОРН: выступление прокуратуры

Дело БОРН: выступление прокуратуры Тело судьи Эдуарда Чувашова. Фото из материалов дела
В Московском областном суде продолжается обсуждение вердикта присяжных по делу Боевой организации русских националистов. Как ожидается, сегодня прокуратура назовет сроки, к которым просит суд приговорить обвиняемых

Две недели назад присяжные вынесли вердикт четверым ультраправым обвиняемым — Михаилу Волкову, Вячеславу Исаеву, Максиму Баклагину и Юрию Тихомирову. Тихомирова присяжные оправдали по обвинению в участии в БОРН и незаконном обороте оружия (приговор за убийство антифашиста Джапаридзе был ему вынесен ранее). Отстальных троих присяжные признали виновными почти по всем статьям, однако, в некоторых случаях сочли достойными снисхождения. 

На прошлом заседании стороны начали обсуждение вердикта и предоставили личные характеристики Волкова, Баклагина и Исаева. Был изучен ряд характеризующих материалов, а также допрошена мать Михаила Волкова Марина. Заседание было отложено в связи с необходимостью запросить некоторые документы из СИЗО, где содержатся обвиняемые.

По просьбе адвоката Субботина, который защищает Максима Баклагина, оглашается приговор Люблинского суда Москвы, вынесенный Юрию Тихомирову по делу об убийстве Ильи Джапаридзе. 

Тихомиров был признан виновным по части 4 статьи 111 УК и приговорен к 10 годам заключения. «Следственные органы вменили Тихомирову мотив ненависти или вражды, но суд не нашел подтверждения этому утверждению», — говорит адвокат Субботин.

Тогда суд исключил из обвинения мотив ненависти и пояснил, что Тихомиров совершил преступление по мотивам неприязненных отношений.

После этого читают справки из СИЗО. Так, Вячеслав Исаев взысканий и поощрений не имел; Михаилу Волкову был объявлен выговор за то, что он пытался общаться с другим обвиняемым во дворе СИЗО. Волков провел в карцере 5 суток, а затем еще 7 суток. Максим Баклагин поощрений не имел, но также общался с обвиняемым в соседнем прогулочном дворике, ему был объявлен выговор. 

Гособвинитель подводит итоги вердикта присяжных и напоминает, по каким обвинениям были признаны виновными Баклагин, Исаев и Волков, по каким статьям коллегия сочла их достойными снисхождения

— Присяжные признали Тихомирова непричастным к участию в банде и к незаконому обороту оружия, — напомнила прокурор. 

По словам представителя обвинения, законных оснований для освобождения Волкова от ответственности за участие в экстремистском сообществе не имеется, так как сроки давности его преступления не истекли. Она напоминает, что Волков скрывался и был задержан на Украине. С учетом этого срок давности истекает лишь в мае 2015 года. 

— Согласно данным о личности, Баклагин, Исаев и Волков психическими заболеваниями не страдают. В содеянном Баклагин и Исаев не раскаялись, — говорит прокурор.

Максиму Баклагину обвинение просит назначить пожизненное лишение свободы, Вячеславу Исаеву — также пожизненное, а Михаилу Волкову — 25 лет в колонии строгого режима.

Баклагину и Волкову прокурор также попросила назначить штраф 900 тысяч рублей, Исаеву — 800 тысяч. 

— Мое горе останется всегда со мной. Я поняла, что все что произошло, осмыслила, все, что было в суде. Благодарю суд и прошу, чтобы что он вынес всё возможное в пределах закона. — с рыданиями в голосе говорит мать Чувашова. 

— Никакие положительные характеристики обвиняемых в таком сложном процессе неуместны. Они могли быть тоже хорошо воспитаны, но убили людей, — добавляет вдова судьи Анжела Чувашова.

Максим Баклагин второй раз выступать в прениях отказался, уточнив, что все скажет в последнем слове. Его адвокат Сергей Субботин указывает на то, что смерть Ильи Джапаридзе произошла в больнице. Нападение на Джапаридзе не должно трактоваться как действия совершенные в банде, настаивает адвокат. Он обращает внимание на роль Баклагина при совершении других преступлений: за Хуторским он просто следил, за Чувашовым следил вообще лишь один раз. 

—Участие Баклагина существенно не повлияло на планируемые преступления, — читает по бумажке защитник. — Мы видим, что Баклагин полностью адаптирован, женат, имеет на иждивении ребенка. Защита считает, что еще до ареста он решил отказаться от преступной деятельности. В ходе суда он принес извинения потерпевшим, что свидетельствует о раскаянии. Его беда в том, что он положил человеческую жизнь на алтарь политических убеждений. Ему понадобилось время, чтобы понять, что он был не прав. Благими намерениями вымощена дорога в ад.

Юрий Тихомиров, который в прениях сейчас не выступает, поскольку присяжные его оправдали, отрастил густую щетину. 

Вячеслав Исаев в прениях также не участвует. 

— Эпизоды Исаева и Баклагина схожи, поэтому я согласен со своим коллегой Субботиным. Заострю внимание на покушении на Беняменяна. Я не согласен с квалификацией покушения и прошу переквалифицировать его на часть 1 статьи 105 Уголовного кодекста, поскольку Исаев покушался на него не из-за законной деятельности сотрудника милиции, а из-за незаконной, как он думал, — говорит защитник Исаева Марат Степанов.

Адвокат говорит, что непосредственного участия в убийстве судьи Чувашова Исаев не принимал: «Его даже не было в Москве, и он не знал, когда именно судью убьют». Степанов просит не назначать Исаеву пожизненное лишение свободы.

— Вызвала непонимание позиция прокурора о раскаянии моего подзащитного. Он признал свою вину во всех вмененных ему преступлениях. Он раскаивается в содеянном, — говорит защитник.

Говоря о штрафе, адвокат Степанов рассмеялся: «Имущества у Исаева нет, не знаю, как он заплатит, если только на работу устроится».

Михаил Волков читает свою речь с листа. В отличие от своих выступлений перед присяжными, он очень спокойно говорит. Волков просит судью признать, что незаконный оборот он совершил один, а не в составе банды. По эпизоду с убийством Халилова он просил учитывать, что действия «Черных ястребов» носили провокационный характер.

Его адвокат Денис Зацепин просит снисхождение для Волкова. Действия убитых Расула Халилова и Федора Филатова адвокат называет «аморальными» и «противоправными». 

— Не вижу оснований простить максимальный срок для моего подзащитного, — говорит Зацепин. — Непонятно, в чем необходимость наложения штрафа, который мой подзащитный в любом случае не сможет выплатить. 

— Процесс наш достаточно публичный, за ним следят люди, в том числе не очень хорошие люди, которым грозит уголовное преследование. И что они видят? Что сотрудничай или не сотрудничай со следствием — прокурор запросит тебе максимальные сроки, — добавляет защитник.

Юрий Тихомиров и его адвокат Игорь Поповский от участия в прениях отказываются.

Максим Баклагин выступает с последним словом: «Я говорю сейчас не для красного словца — я прошу прощения перед родственниками еще раз, наверное, последний. Я женился, я работал на государство. Я не знаю, как так вышло и что произошло, но я встретился с Никитой Тихоновым, Алексеем Коршуновым и бум! Как по голове ударило. Мы постоянно накручивали друг друга».

— Я приму любой приговор. То, что я сделал — это очень серьезный поступок, — говорит Баклагин. 

Вячеслав Исаев: «К сожалению, время не вернуть и ничего не исправить, но я в очередной раз прошу прощения. После рождения дочери у меня поменялись жизненные приоритеты, но было уже поздно. Прошу дать мне возможность, ваша честь, маленькую возможность увидеться с родными людьми».

Михаил Волков: «Прошу дать мне возможность позаботиться о детях, а не только о внуках».

На этом заседание заканчивается. Приговор Баклагину, Исаеву и Волкову будет оглашен 21 апреля в 13 часов.