«Плакатное дело»: третье заседание

«Плакатное дело»: третье заседание Георгий Албуров и Алексей Навальный во Владимире, 31 марта 2015 года. Фото: Дмитрий Резников / Facebook
В Октябрьском районном суде Владимира в понедельник состоялось третье заседание по существу дела о пропаже картины самодеятельного художника Сергея Сотова. Обвинения в краже (статья 158 УК) произведения, которое Сотов выставлял на обозрение горожан на заборе, предъявлены соратнику Алексея Навального Георгию Албурову. По версии следствия, Навальному понравилась фотография картины, которую он увидел в интернете, а Албуров похитил оригинал, чтобы подарить его политику на день рожденья. В ходе предыдущего заседания оппозиционер дал суду свидетельские показания и заявил, что «плакатное дело» сфабриковано, чтобы помешать деятельности Фонда борьбы с коррупцией.
Корреспондент НТВ настойчиво пытается поставить микрофон на стол Георгия Албурова и его адвоката Анны Полозовой. Оппозиционер, ссылаясь на адвокатскую тайну, просит убрать микрофон, телевизионщик настаивает: «Вы свою адвокатскую тайну за дверью там...»

После короткой перепалки пристав делает замечание корреспонденту и просит его не материться. Сотрудник НТВ вешает микрофон на клетку, на этот раз уже судья Евтухов просит его убрать технику, соглашаясь с тем, что запись нарушает адвокатскую тайну, и предупреждает прессу, что будет удалять из зала за онлайн-трансляции заседания.
Alburov_vrez1.jpg
Фото: «Медиазона»
Суд начинает допрос свидетеля Александра Долгих 1983 года рождения, продюсера телекомпании НТВ. Свидетель долго отказывается называть свое фактическое место жительства: «В зале очень много людей, и я боюсь, что могут быть какие-то притязания»

Прокурор Володин спрашивает Долгих, понимает ли он, по какому поводу его пригласили в суд. 

Свидетель Долгих: 

— Конечно, я давал показания на предварительном следствии, я их подтверждаю. Но я давал их давно, а человеческая память это такая вещь... я же мог уже что-то забыть.

Долгих объясняет, зачем съемочная группа НТВ находилась у дома Навального в его прошлый день рождения, когда политик и получил в подарок картину, ставшую предметом судебного разбирательства.

— Смысл нахождения съемочной группы там был следующий — день рождения такого человека, как Навальный, для нас событие. Мы предполагали, что могут туда прийти как сторонники, так и противники, и конечно, мы заранее послали съемочную группу.

Прокурор интересуется, была ли у Долгих информация о том, кто именно может появиться у Навального.

— Это же всегда исходит из практики, мы были уверены, что кто-то может прийти, это же как Первого мая всегда происходит демонстрация, вот и на день рождения Навального мы запланировали съемку. Я точно помню, что отправил туда корреспондента Анну Черемисинову, а оператора... кажется, вот Леша и был, который тут слева стоит, — указывает Долгих на человека, который так настойчиво пытался поставить микрофон на стол Албурову перед началом заседания. 

Анна Черемисинова была допрошена на первом заседании Октябрьского райсуда по существу дела Албурова.    

Прокурор Володин повторяет вопрос: была ли у НТВ информация о конкретных лицах, которые должны были появиться на дне рождения Навального? Долгих говорит, что сотрудники НТВ «мониторили огромный массив информации, и не исключено, что там была и информация о каких-то подарках, не помню уже сейчас».

Прокурор просит зачитать показания Долгих, так как на стадии следствия он давал другой ответ на вопрос о происхождении этой информации.

Володин зачитывает показания Долгих: «4 июня у Навального был день рождения, а до этого дня я на каком-то сайте видел, что Навальному понравилась одна картина, а потом на каком-то владимирском сайте увидел информацию о пропаже картины, которая понравилась Навальному. Я предположил, что эта картина может быть подарена Навальному на день рождения, и я отправил корреспондента Анну Черемисинову к дому, где проживал под домашним арестом Алексей Навальный. Анна Черемисинова около шести вечера позвонила мне и сказала, что подошла группа молодых людей с картиной в руках. Пояснить, что это за картина, они отказались». 

Долгих полностью подтверждает эти показания.

Долгих допрашивает адвокат Полозова.

— Когда и на каком сайте вы увидели информацию о пропаже картины?

— Я не помню. Была какая-то информация о том, что эти картины пропали. Там, насколько я помню, не только «Плохой хороший человек» пропал, но еще и несколько картин пропали.

— А вы можете подтвердить, что на каком-то сайте была подобная информация?

Судья снимает вопрос, так как «свидетель не обязан доказывать ничего».  

Полозова спрашивает, почему продюсер Долгих решил, что пропавшая во Владимире картина может появиться на дне рождения Навального в качестве подарка.

— Это было какое-то предположение, задача продюсера готовиться к событиям, которые могут произойти, — объясняется свидетель.

Полозова спрашивает, кто предоставил следствию файл с видеосюжетом о дне рождения Навального.

— Был официальный запрос, его представляла телекомпания НТВ.

— Вы отправляли съемочную группу снимать обыск в компании, где работает Албуров, 16 января 2015 года?

— Не помню, если честно. А это разве имеет отношение к этому делу?

Вопросы свидетелю Долгих задает Албуров. 

— Какие вы давали указания вашей корреспондентке Черемисиновой? Как проходила выдача задания?

— Ане было поручено не снимать конкретный рисунок, а снимать ситуацию вокруг этого дня рождения.

— Вы показывали ей этот рисунок?

— Я не помню.

— Судя по вашим показаниям, вы человек с удивительными экстрасенсорными и аналитическими способностями, почему же вы ничего теперь не помните?

Судья снимает последний вопрос.

Судья отказывает обвинению в оглашении показаний свидетеля Владислава Наганова «в связи с неоднократными вызовами и неявкой, а также в связи с несущественностью его показаний для стороны обвинения». Несмотря на возражение защиты, по настоянию прокурора оглашаются показания свидетеля Марины Сивиковой. Бывшая жена сотрудника ФБК Никиты Кулаченкова, которого наряду с Албровым следствие считает виновным в краже картины, «беременна и находится в другом городе».

Судья Евтухов: «У нас нет оснований не доверять свидетелю Сивиковой и информации о ее состоянии. Суд считает, что ее удаленность и физическое состояние можно признать чрезвычайным обстоятельством и огласить показания».

Прокурор Володин зачитывает показания, из которых следует, что Сивикова в последний раз видела бывшего супруга в августе 2014 года, когда тот навещал дочь. Тогда он говорил, что собирается поехать в Турцию, насколько известно свидетельнице, там же Кулаченков находится и сейчас. На вопрос о том, поддерживают ли они общение, Сивикова отвечать отказалась.

Суд переходит к исследованию письменных доказательств — у стороны обвинения больше нет свидетелей.

Оглашается протокол принятия устного заявления о преступлении. Заявление художника Сотова принял 19 июня 2014 года сотрудник полиции Мясников, выступавший на первом заседании по делу. В документе говорится, что «в ночь на 4 июня неустановленное лицо с деревянного забора в Богословском переулке тайно похитило плакат размером 60 на 80 см с изображением плохого хорошего человека». Художник просит провести проверку и привлечь к ответственности похитителей, подписи все есть, подчеркивает прокурор.  

Судья разрешает прокурору предоставлять доказательства сидя. Тот зачитывает протокол осмотра места происшествия следователем Алексеевым.

«С левой стороны от перил установлен забор, выполненный из досок и покрытый лаком зеленого цвета». Сотов пояснил следователю, что на этом заборе он выставлял для всеобщего обозрения свои работы, и показал конкретный участок забора, где до исчезновения экспонировался «Плохой хороший человек».

Следователь вскрыл пакет с рисунком, изъятым у Навального, и сопоставил его с указанным местом, дырки от гвоздей на рисунке и на заборе совпали.  


Оглашается протокол обыска, проведенного 20 июня с 6.05 до 7.26 мск дома у Алексея Навального; обыск проводил тот же следователь Алексеев. «В ходе обыска установлено, что в спальне за комодом в левом дальнем углу обнаружена картина, выполненная на листе ДВП прямоугольной формы, на который наклеены два бумажных листа, на которых изображены два мужчины с текстом "Плохой хороший человек"». Картина изъята и упакована.  

Прокурор зачитывает карточку учета транспортного средства, согласно которой автомобиль Nissan принадлежит Никите Кулаченкову, постановление о привлечении Кулаченкова в качестве обвиняемого от 5 ноября, постановление о выделении уголовного дела в отношении Кулаченкова в отдельное производство.

Затем прокурор Володин распаковывает и демонстрирует суду саму картину Сергея Сотова «Плохой хороший человек».


Фото: «Медиазона»

Протокол осмотра картины. «Осматриваемый предмет представляет собой рисунок, наклеенный на доску ДПВ, на рисунок слева нанесена черно-белая надпись "плохой", справа — цветная "хороший". Также на левой стороне рисунка нанесены слова "стяжание", "похоть", "пороки", "компьютер"», — читает прокурор Володин.

Сам художник Сотов на прошлом заседании попросил суд разрешить ему не участвовать в заседаниях, сославшись на состояние здоровья. В отсутствие потерпевшего судья задает вопрос адвокату Сотова: кто автор этой картины?

— Сотов Сергей Николаевич, это подлинник, это именно та картина, которая пропала.

Анна Полозова просит исключить протокол осмотра произведения и саму картину из числа доказательств, но судья говорит, что не будет рассматривать это ходатайство, пока обвинение не закончит представлять доказательства.

Прокурор оглашает протокол обыска по месту жительства Албурова в июле 2014 года (изъяты мобильный телефон, айпад, ноутбук марки Acer), затем читает обнаруженную на планшете переписку пользователей, которые обсуждают возможность переезда Албурова за границу в связи с уголовным делом, обыск у Навального и возможность урегулирования конфликта с художником. 

Так же в изъятой переписке следствие обнаружило датированную 4 июня фотографию человека, внешне похожего на Албурова, который держит в руках картину, внешне похожую на «Плохой хороший человек» Сотова, и отдельно — снимок картины на заднем сидении автомобиля.

— Я бы хотел обратить ваше внимание на приложение к протоколу, на переписку, которую я озвучил. Я ее озвучу частично, насколько позволит цензура в открытом заседании, — обращается прокурор к суду. Он зачитывает личные сообщения, которыми Албуров обменивался в твиттере с пользователем Анной Бирюковой.

Бирюкова: А ты с кем?

Албуров: Едем, далеко пока

— Украли?

— Мы с Никитой.

— Ты его украл?

— На заборе у вокзала. Там их много и все очень клевые.

— Умнички.

Прокурор также оглашает данные биллинга, которые свидетельствуют, что базовые станции фиксировали мобильные телефоны Албурова и Кулаченкова 4 июня на пути из Москвы во Владимир, и протокол осмотра данных автоматического комплекса фотофиксации на автомобльной дороге «М7-Волга» от 9 сентября.

Прокурор Володин зачитывает выводы исследования, проведенного старшим научным сотрудником, экспертом по культурным ценностям Минкульта: рисунок является предметом культурного значения и может иметь выставочное назначение, к культурным ценностям не относится, художественной ценности не имеет, рыночная стоимость до 4 июня 2014 года по мнению эксперта составляет не менее 2,5 тысяч рублей. 

Адвокат Полозова просит полностью огласить все экспертное заключение, а не только его выводы. 

Володин продолжает читать: «Рисунок выполнен в смешанной графической технике на двух листах, приклеенных к листу ДВП». Принимая во внимание некоторое портретное сходство героя картины с политическим деятелем Навальным, эксперт делает предположения о датировке полотна — последние несколько лет. 

«Рисунок выполнен на профессиональном уровне и сочетает в себе такие жанры, как дружеский шарж, карикатура, инсталляция, автор — человек с хорошим чувством юмора», — цитирует прокурор эксперта Минкульта.

Оглашается справка о том, что стоимость рисунка Сотова на территории Российской Федерации составляет 5 тысяч рублей, и лингвистическое исследование переписки Албурова с Бирюковой, которые используют слово «украл» и «сравнивают похищение картины с ограблением Лувра, а не с археологическими раскопками». 

Также в числе письменных доказательств обвинения — справка о пенсии Сергея Сотова (он получает 12 тысяч рублей), справка о его доходах по месту работы (как дворник Владимирского индустриального техникума потерпевший зарабатывает еще 5 тысяч в месяц) и ответ из администрации города на запрос о принадлежности забора, в котором говорится, что он служит для разграничения земельного участка, предоставленного Владимирской епархии РПЦ в безвозмездное бессрочное пользование. Сведений о собственнике забора не имеется.

На этом прокурор завершает оглашение доказательств.

Адвокат Полозова просит суд оказать содействие в вызове на следующее заседание Сотова и его экс-супруги Ольги Сотовой. Албуров также настаивает на вызове в суд свидетелей Могутина, Володина и Прокопенко; «мы уже отправили им телеграммы на завтра, однако если они не придут, то мы бы попросили суд вызвать их самостоятельно», — говорит подсудимый.

Судья уточняет, кто такой Могутин.

— Это корреспондент издания Lifenews.

— А Володин?

— Володин и Прокопенко — это сотрудники администрации президента.

— Я понял вас. 

Защита Албурова аргументирует необходимость их вызова: «Стали известны факты о вскрытии переписки данных лиц по этому делу, имеются сведения, что эти лица имеют непосредственное отношение к монтировке сюжета НТВ, который является доказательством по делу. В переписке есть указания о том, как монтировать сюжет. Мы хотели бы допросить этих лиц о том, имеют ли они отношение к этой переписке и монтажу сюжета, чтобы суд смог объективно оценить доказательство по делу».

Анна Полозова имеет в виду опубликованную хакерской группировкой «Анонимный интернационал» смс-переписку, предположительно — замглавы управления внутренней политики администрации президента Тимура Прокопенко и сотрудника Lifenews Никиты Могутина. В ней собеседники обсуждают видеосюжет об исчезновении картины Сотова и обыск у Алексея Навального.

Судья сомневается, что показания сотрудников администрации президента и Lifenews помогут установить истину в деле о картине Сотова.

— Меня интересуют обстоятельства кражи картины, что мне непосредственно по этим обстоятельствам они могут рассказать? Вы посмотрите, сколько у нас тут средств массовой информации, сейчас кто только не ведет переписку об этом деле.

Албуров уточняет, что «две минуты назад» выложена новая порция переписки. В обнародованных файлах, предположительно — из аккаунта Прокопенко в мессенджере Telegram  есть и сообщение, автор которого напоминает своему собеседнику о деньгах для некоего «художника». 

«Тимур, дорогой, прости пожалуйста, что я тебя отвлекаю, но хотела про $ напомнить для художника», — процитировал Албуров взломанную переписку.

Судья говорит, что переписка Могутина, Володина и Прокопенко к обстоятельствам дела отношения не имеет, поэтому «в целях процессуальной экономии» вызывать их смысла нет. 

«Если вы сами их доставите, я буду не вправе вам отказать», — резюмирует он. 

Следующее заседание по делу о краже картины с забора во Владимире начнется во вторник в 10:30.